Грунтовик

Памяти «Преславной Виктории»

04.10.2017

Ни одна война не вознаграждала добром за зло, которое она сделала; но следствием Полтавского сражения было счастье обширнейшей в свете Империи

Вольтер

Объявляю вам о зело превеликой и нечаянной виктории, которую Господь Бог Нам, через неописанную храбрость Наших солдат, даровать изволил, с малой войск Наших кровью, таковым образом: сего дня на самом утре жаркий неприятель Нашу конницу со всей армией конной и пешей атаковал, которая хотя зело по достоинству держалась, однако ж принуждена была уступить, однако ж с великим убытком неприятелю; потом неприятель стал во фрунт против нашего лагеря, против которого тотчас всю пехоту из траншемента вывели и пред очи неприятелю поставили, а конница на обоих флангах, что неприятель увидя, тотчас пошел атаковать Нас, против которого Наши встречу пошли и так оного встретили, что тотчас с поля сбили. Знамен, пушек множество взяли; тако ж Генерала-Фельдмаршала Господина Рейншильда, купно с четырьмя Генералами, а именно: Шлипенбахом, Гамильтоном, Штакельбергом и Розеном; также первый Министр Граф Пипер с Секретарями Гемерлином и Цеденгельмом в полон взяты, при которых несколько тысяч Офицеров и рядовых взято» - так писал император Петр I адмиралу Федору Апраксину 27 июня 1709 года.

1507107336_1451.jpg

Полтавская баталия имела неоценимое значение не только для нашей страны. «Не только Украина, но вся Европа оказалась избавленной от угрозы шведской державы, которая своим честолюбием сделала себя страшной для всей Европы» - писал в реляции французский офицер, участвовавший в битве.

Полтавское сражение, в котором был разгромлен непобедимый дотоле шведский король Карл XII, уже видевший себя в захваченной Москве, а сильнейшая в Европе армия панически бежала перед русскими полками, до 1917 года почиталось в России, как одна из главнейших побед в истории наравне с Куликовской битвой и Бородинским сражением.

Потому совершенно неудивительны и те праздничные мероприятия, восторг и всенародный подъем, с которыми отмечались юбилеи Полтавского сражения. Но самой торжественной стала двухсотлетняя годовщина битвы, отмечавшаяся в 1909 году.

Готовиться к празднованию начали задолго до даты сражения. Во всех храмах Империи служили торжественные литургии с поминовением на заупокойной ектении императора Петра Великого и павших в Полтавском бою воинов и благодарственные молебны с провозглашением им же «вечной памяти».

К месту торжеств в Полтавской губернии была проложена специальная железнодорожная ветка. Для участия в параде прибывали войска. Лучшие офицеры из самых разных полков направлялись в Полтаву в качестве гостей, причем всем им из казны выдавались на проезд и проживание солидные денежные суммы – от 100 до 125 рублей.

По заказу Полтавской уездной земской управы выпустили юбилейные марки для оплаты корреспонденции, пересылаемой местной земской почтой.

Разумеется, была изготовлена и памятная медаль, посвященная двухсотлетнему юбилею Полтавской битвы. Вот как она описывается в «Высочайше утвержденном Положении о награждении медалью, устанавливаемой в память 200-летия Полтавской победы от 17 июня 1909 года»: «В ознаменование памяти 200-летнего юбилея Полтавской победы устанавливается светло-бронзовая медаль для ношения на груди на Андреевской ленте.

1507107336_2276.jpg
1507107336_6216.jpg

На лицевой стороне ее изображен портрет императора Петра Великого, а на другой — надпись: «Полтава 1709» и слова из приказа царя Петра, отданного в день Полтавской битвы: «А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога, жила бы только Россия».

Медаль эта носится по правилам, установленным в военном, военно-морском и гражданском ведомствах для существующих медалей».

Медали изготавливали на Санкт-Петербургском монетном дворе по проекту А. Ф. Васютинского. Всего было изготовлено 71500 медалей. Но кроме этого государственного выпуска такие же или схожие медали делало и множество частных мастерских. Были выпущены также различные памятные жетоны и знаки.

Помимо этих широко известных памятных изделий были и другие, теперь уже почти совершенно забытые. Дело в том, что в 1909 году Полтавская епархия заказала одной из московских фабрик изготовить сорок тысяч нательных образков с изображением Каплуновской иконы Пресвятой Богородицы и преподобного Сампсона Странноприимца. На оборотной стороне образков должна была размещаться надпись: «В память 200-летия Полтавской победы».

В дальнейшем эти образки бесплатно раздавали солдатам на память об участии в праздновании 200-летия Полтавской битвы.

В изготовлении памятных образков нет ничего необычного. Их делали часто и в память самых разных событий. Но почему в данном случае иконки несли именно такие изображения?

Казанская икона Пресвятой Богородицы с 1689 года находилась в церкви села Каплуновка Харьковской епархии. В конце XVII века от иконы стали происходить чудеса, и Каплуновский образ получил широкую известность даже за пределами губернии.

В 1709 году находившийся в Харькове император Петр вызвал к себе тогдашнего каплуновского священника отца Иоанна с чудотворным образом. Петр сам, стоя на коленях, молился перед иконой Богородицы, а затем повелел носить ее перед русскими полками. В это время шведские войска заняли Каплуновку. Король Карл с гетманом Мазепой разместились в доме отца Иоанна.

Вот что говорится о дальнейших событиях в «Описании явления и чудес святой иконы Каплуновской», составленном в 1744 году «в Харьковской академии»: «Воины Карла разорили село и хотели сжечь церковь, но все их усилия были тщетны. Три раза они пытались сжечь храм, но ничего не могли сделать. Это очень удивило Карла, спросившего Мазепу, бывшего с ним, о причине такого странного явления. На это Мазепа ответил: «Здешний храм славится чудесами иконы Божией Матери». Король Карл XII велел найти кого-либо, чтобы расспросить об этой иконе, а кстати и узнать, где находится царь Петр. Около села нашли пастуха Григория Журавля и привели к шведскому королю.

«Где царь Петр?» – спросил его Карл XII. Пастух ответил: «По слухам, в Харькове». – «А где икона ваша?» –

«По приказанию начальства, взята священником в Харьков».

Тогда Карл, обратившись к Мазепе, сказал: «Смотри, если мы церкви без иконы не могли сжечь, то там, где будет присутствовать сама икона, мало нам надежды на успех».

1507107336_3140.jpg
1507107337_8898.jpg
1507107336_9080.jpg

Перед началом Полтавского сражения Каплуновскую икону Пресвятой Богородицы пронесли перед строем русской армии. Ну а итог сражения известен...

Император Петр был в высшей степени благодарен Царице Небесной за дарованную победу. Известно, что до революции в Каплуновской церкви хранилась «сребро-позлащенная риза, украшенная венцом на главе Приснодевы, и ковчег на икону. На исподней доске ковчега вырезана следующая надпись: «в сем ковчеге Император Петр I, по окончании 1709 года с Карлом XII под Полтавою войны, прислал обратно в Каплуновку чудотворный образ Божией Матери».

Размещение на памятных образках Каплуновского образа Пресвятой Богородицы вполне объяснимо. Но почему на других иконках поместили образ преподобного Сампсона?

Дело в том, что сражение произошло в день памяти святого – 27 июня . И именно этого святого считают покровителем русской армии в Полтавском сражении. Его с тех пор так и стали называть – «покровитель бранного Полтавского поля».

Уже в 1710 году в Санкт-Петербурге была построена первая церковь в память Полтавской битвы, и освятили ее именно в честь преподобного Сампсония. В дальнейшем все храмы, строившиеся в честь победы над шведами, посвящались именно преподобному Сампсонию.

Так, например, вскоре после сражения Петр I издал указ о строительстве на поле Полтавской битвы Петропавловского монастыря с нижней церковью в честь Сампсона Странноприимца. Так крошечные нательные образки донесли до нас память о святых покровителях и заступниках русских солдат, бивших шведов в победный день 27 июня 1709 года.